?

Log in

No account? Create an account

relig_articles


Библиотека религиозных статей

Интернет-архив статей по религиозной тематике


Previous Entry Поделиться Next Entry
Православные народы Австрийской и Османской империй в Прутском походе 1711 г.
eugene_1900 wrote in relig_articles
Е. В. Белова
Православные народы Австрийской и Османской империй в Прутском походе 1711 г.

Белова Е.В. Православные народы Австрийской и Османской империй в Прутском походе 1711 г. // Вопросы истории, № 10, Октябрь 2009, C. 149-152


Готовясь к русско-турецкому столкновению, Петр I предложил привлечь православных жителей Австрийской и Османской империй с целью создания военных отрядов на южных границах Российского государства. Одного из первых австрийских сербов, поступивших на военную службу в Россию, следует назвать сербского полковника Пантелеймона Божича, бывшего коменданта крепости Тителы, располагавшейся на месте впадения реки Тисы в Дунай. В 1704 г. он вел переговоры с Ф. А. Головиным, возглавлявшим Посольский приказ, о переходе сербов Австрийской империи в Россию. На Божича возлагалась ответственная миссия: быть представителем и посредником сербского народа [1]. В военных планах Петр I рассчитывал за короткий срок, а именно к концу весны подойти к Дунаю. В мае 1710 г. из Австрии от австрийских полковников, сербов по национальности, И. Текелии, Х. Рашковича и Вулина к Петру I отправили сотника Богдана Поповича. Сербы обещали выставить 10 тыс. волонтеров [2].
Разрабатывая план ведения войны на Балканах, царь решил активно использовать агитацию среди славянского населения. На рубеже XVII-XVIII вв. греки, сербы, молдаване, валахи просили его о помощи и покровительстве [3]. В феврале 1711 г. черногорский митрополит Данило направил монаха Моисея Митановича и архимандрита монастыря Св. Михаила Глигорие в Петербург. Митанович, приняв имя Ивана Ивановича Албанеза, был принят на русскую службу в чине капитана. 3 (14) марта 1711 г. Петр I при участии купца из Дубровника Саввы Владиславовича-Рагузинского составил к черногорцам грамоту, которая послужила основой для последующих обращений к христианам Турции.
По примеру европейских стран царю хотелось создать гусарские команды из сербов, грузин, молдаван, валахов, которые в дальнейшем можно было бы увеличить до полков. Как верно замечает И. И. Лещиловская, в это время идет "сбор сведений о южных славянах, географии их расселения, военно-морских знаниях, участии в антиосманской борьбе" [4]. В Бухарест, где находился Михайло Милорадович, возглавивший антиосманское выступление, был отправлен Албанез [5]. Черногорию, жители которой были известны бунтарским духом, выбрали как центр создания повстанческих отрядов.
30 апреля 1711 г. Ф. М. Апраксин получил известие из Белгорода от С. Неплюева об объединении татар Белгородской орды с гетманом Орликом. Они двигались по направлению к Бендерам. На Дунае турки наводили мосты для переправы. От азовского губернатора поступили сведения, что в Азове всего 500 калмыков готовы выступить в поход [6]. 7 мая Петр I рекомендовал Б. П. Шереметеву и В. В. Долгорукову привлечь на русскую службу "волохов, мультян, сербов и прочих христиан" [7]. На следующий день от имени московского царя по Европейской Турции были распространены грамоты, в которых народы европейских провинций (греки, сербы, болгары, албанцы, черногорцы) Османской империи призывались к военным действиям на стороне русской армии [8]. Учитывая национальный фактор, Петр I внес в обращение еще один пункт: "позволим под нашею протекцию избрать себе начальников от народа своего и возвратим и подтвердим их права и привилегии древние, не желая себе от них никакой прибыли, но содержим их яко под протекцию нашею" [9]. Молдаванам, валахам и сербам разрешалось звать к себе своих соплеменников: "И для того б таких людей к себе призывали, и писали, и послали для того в свой край нарочно, под которыми людьми будут они, ежели в военное время случай позовет, иметь команду" [10].
Господарь Валахии К. Брынковяну (Бранкован), опасаясь австрийской оккупации, обещал выставить 20-тысячное войско. Молдавский правитель Д. Кантемир помимо поставки войска в 10 тыс. брал на себя обязательство обеспечить армию продовольствием и фуражом [11]. Для встречи с мурзами буджакских и едисанских татар Апраксин выехал в Царицын. Калмыков для похода в Крым просил выставить 40 тыс. человек [12]. 15 мая две калмыцкие партии пошли на Кубань и Крым [13].
Переправившись через Днестр 27 - 30 мая и узнав о том, что на Дунае уже сосредоточились крупные турецкие силы, Шереметев двинулся в сторону Ясс. 29 мая 1711 г. в Яссы для охраны молдавской княгини и кантемировских владений послали три драгунских полка с бригадиром Кропотовым и валашский полк под командованием Апостоленкова, а также 10 тыс. руб. для выдачи жалованья молдаванам и на закупку провианта [14]. Для разорения турецких магазинов вдоль Днестра выше Бендер были отправлены 30 тыс. драгун [15]. Через полтора месяца после подписания соглашений с Кантемиром в городе Ярославице состоялась встреча Петра I с польским королем, курфюстром саксонским Августом II [16]. 30 мая между ними был подписан договор, направленный против Турции. А 10 тыс. поляков под командованием мазовецкого воеводы Ст. Хоментовского, занявшего к тому времени турецкую крепость Сороки, обязались оказать русской армии помощь на Днестре [17]. В пути находились 50 тыс. калмыков и 20 тыс. казаков [18].
1 июня в палатке Брюса царем был созван военный совет [19]. Были получены известия о том, что Брынковяну перешел на сторону турок. Валашский господарь, уличенный турками в сговоре с русскими, прекратил общение с Петром. Ставя в ноябре 1710 г. Кантемира молдавским господарем, в Порте надеялись, что он сможет сместить Брынковяну, которому турецкое правительство не доверяло [20]. Но русские не успели занять территорию, управляемую Брынковяну, а он, испугавшись, предал русских, и, запаниковав, выдал план войны. Предательство Брынковяну позволило туркам опередить Петра I: великий визирь Балтаджи - Мехмед-паша наладил переправу через Дунай у Исакчи и объединил подчиняющееся ему 120-тыс. войско с 70-тыс. конницей крымских татар во главе с ханом Девлет-Гиреем, сосредоточившейся на левом берегу Прута. В тот же день Кантемир издал манифест, в котором призвал молдавский народ к вооруженной борьбе против турок [21]. 6 июня войско Шереметева соединилось с молдавским [22]. Стояла сильная жара. Поэтому даже в колодцах, встречающихся на пути армии, не всегда была вода. Но и та, которая попадалась, была непригодна для питья: "...не толико что людям пить, но и лошадям не мочно, ибо многий скот и собаки, пив, померли тут" [23]. Саранча поела траву. Скот и люди гибли по дороге. Ежедневно умирало по 500 - 600 человек. Солдаты по 5 дней не ели ни мяса, ни хлеба. Тысячу быков, которых достали казаки, не сумели привести, - они попали к татарам [24]. 16 июня Петр I обратился к молдавскому господарю с напоминанием о помощи [25], которая была оказана, но не полностью. Кантемир отправил в русскую армию 15 тыс. баранов и 4 тыс. волов, используемых в качестве тягловой силы для артиллерийских повозок [26]. Царь приказал под чужим именем закупить у буджакских татар скот, но Брынковяну, узнав об этом, пригрозил поставщикам расправой [27]. Провиантская команда 3 тыс. возов с продовольствием доставила в Яссы, но так как сообщение между русскими отрядами прервалось, они так и находились в молдавской столице до подписания мирного договора [28].
В июне 1711 г. на Балканах началось восстание. По разным данным поднялось от 10 до 30 тыс. сербских добровольцев. Они осадили Никитич, Спуж, Подгорицу, Жебляк [29]. Сербы ждали, что русские войска в скором времени захватят Константинополь, а потому подошли к Дунаю, надеясь воссоединиться с армией Петра. Но Брынковяну задержал волонтеров [30]. Через австрийскую границу к русским войскам смогли пробиться только 148 человек [31]. Как справедливо замечает Н. И. Павленко, развертывание борьбы балканских славян "находилось в прямой зависимости от присутствия русских войск на Дунае" [32].
Оставив армию, царь поехал на встречу с Кантемиром в Яссы, куда тайно от Брынковяну прибыл валашский боярин Кантакузин. В начале июля войска под командованием Б. П. Шереметева, А. А. Вейде и В. Н. Репнина общим числом 38 тыс. 246 человек [33] соединились на берегу Прута. Им на помощь пришли 5 тыс. молдаван [34]. 7 июля Петр I основал лагерь в Станилештах. Против русских турки вместе с крымскими татарами выставили 190 тыс. человек. Несмотря на ответные атаки турецкой армии, трудности продвижения по незнакомой местности, необеспеченность фуражем и продовольствием в условиях сухого климата поставили русскую армию в критическое положение. Сам Петр кашлял от степного ветра. В осажденном лагере в течение трех дней русские солдаты не имели никаких продуктов, даже хлеба. Молдавский военный предводитель Некулче сообщает, что русские солдаты подбадривали молдавских волонтеров и держались с достоинством [35]. Русской армии необходимо было получить свободный выход из Молдавии. К Мехмед-паше на переговоры отправился П. П. Шафиров. Петр I писал ему: "Ставь с ними на все, чего похотят, кроме шклафства (рабства, плена. - Е. Б.)" [36]. 12 (23) июля 1711 г. со стороны России бароном вице-канцлером П. П. Шафировым, от Турции - великим визирем Балтаджи Мехмед-пашой был подписан Прутский мирный договор [37].
На следующий день русские войска отправились в обратный путь по Ясской дороге. 22 июля армия переправилась через Прут, а 1 августа началась переправа с правого берега Днестра на левый. Кантемир от имени русского правительства предложил боярам переселиться в Россию. Согласие дали 24 семьи [38].
Неудавшийся Прутский поход заставил Петра I задуматься над причинами неудач. По мнению В. Н. Виноградова, царю поступали завышенные данные о поддержке населения Молдавии, Валахии и Балкан [39]. Общие потери России в кампании составили 27 тыс. 285 человек. Из них боевые - 4 тыс. 800 человек, остальные же - от болезней, голода, жажды. Тактика изматывания противника на длинных переходах, которую Петр I избрал в войне против шведов на территории Украины, не оправдывала себя в безлюдной местности. Сам царь писал, что при сложившихся обстоятельствах "...ежели бы получили викторию над неприятелем, тогда бы еще далее зашли и более бы... Иуде (Брынковяну. - Е. Б.) поверили, и так без сомнения злее было" [40]. Становилось ясно, что для дальнейшего продвижения к Черному морю необходимо решить проблему поставки фуража и продовольствия. А для этого нужно установить надежную связь с местным населением и создать условия для заселения пограничной территории. Немаловажное значение приобретала и разведывательная деятельность. Установленные военные и дипломатические отношения с казаками Украины и молдаванами показывали перспективность будущих совместных действий в борьбе против турок и татар. Именно в Прутском походе впервые, по замечанию Д. Ф. Масловского, выразилась "идея борьбы с сильною тогда Портою путем восстановления самостоятельности родственных нам и подвластных Турции народов" [41].
В январе 1715 г. последовал указ, по которому молдавским, валашским и сербским офицерам и солдатам, выступивших на стороне России, для поселения выделялась земля в Киевской и Азовской губерниях. С учетом занимаемой должности полковнику дарилось село с последующей передачей по наследству, офицерам ниже чином - по нескольку дворов на семью. Переселившимся вместе с Кантемиром в Россию семьям молдавских бояр отдали земли из вотчины генерал-майора Ф. Шидловского [42]. С учетом специфики несения службы на русско-польско-турецкой границе в 1720-е гг. сформировали Сербский гусарский полк, в который вошли сербы, молдаване, валахи, болгары. Ответственным за набор гусар назначили майора Албанеза, предписав селить сербов на Украине [43]. Подобные идеи петровских времен получили развитие в последующих русско-турецких войнах.

Примечания

1. РУДЯКОВ П. К братьям по вере. Переселение сербов в Россию и Украину в XVIII веке. - Родина. 2001, N 1 - 2, с. 86.
2. Политические и культурные отношения России с югославянскими землями в VIII в. Документы. М. 1984, с. 28, 36.
3. КОЧУБИНСКИЙ А. Сношения России при Петре I с южными славянами и румынами. М. 1872, с. 25 - 27; ОРЕШКОВА С. Ф. Русско-турецкие отношения в начале XVIII в. М. 1971, с. 96.
4. ЛЕЩИЛОВСКАЯ И. И. Петр I и Балканы. - Вопросы истории. 2001, N 2, с. 49.
5. Материалы для истории Южной Руси, изданные Григорием Милорадовичем. Чернигов. 1858, с. 30 - 34.
6. МЫШЛАЕВСКИЙ А. З. Война с Турцией 1711 года. СПб. 1898. Отд. II. N 72, с. 87.
7. Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. XI. Вып. 1, с. 221 - 223; Политические и культурные отношения.., с. 35.
8. Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. XI. Вып. 1, с. 225 - 227; ПСЗ РИ-1. Т. V. N 2815.
9. Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. XI. Вып. 1, с. 226 - 227.
10. Политические и культурные отношения.., с. 50 - 51.
11. СЕМЕНОВА Л. Е. Русско-валашские отношения в конце XVII - начале XVIII в. М. 1969, с. 102.
12. МЫШЛАЕВСКИЙ А. З. Ук. соч. Отд. II. N 131, с. 133.
13. Там же. N 93, с. 104.
14. Там же. N 103, с. 112.
15. BRUCE'S P.H. Nachrichten von seinen Reisen, nebst Nachrichten von Peter den Ersten. Leipzig. 1784. S. 44.
16. Жизнь, анекдоты, военныя и политические деяния российского генерал-фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева любимца Петра Великого и храброго полководца. СПб. 1808, с. 107.
17. КРЫЛОВА Т. К. Польский вопрос, его место и значение в русско-турецких отношениях 1710 - 1713 гг. - Краткие сообщения Института славяноведения. 1964, N 49, с. 4.
18. BRUCE'S P.H. Op. cit. S. 44.
19. Н. Г. Петр Великий на берегах Прута. - Журнал Министерства народного просвещения (ЖМНП). 1847, январь, с. 64 - 65.
20. Там же, с. 40.
21. Исторические связи народов СССР и Румынии. Т. 3, с. 380; Письма и бумаги императора Петра Великого. Т. XI. Вып. 1, с. 281, 289.
22. Исторические связи народов СССР и Румынии. Т. 3, с. 380.
23. МЫШЛАЕВСКИЙ А. З. Ук. соч. Отд. I. N 43, с. 26.
24. ЖМНП. 1847, февраль, с. 90.
25. Под стягом России. М. 1992, с. 68.
26. ШИШОВ А. В. Знаменитые иностранцы на службе России. М. 2001, с. 201; ПАВЛЕНКО Н. И. Птенцы гнезда Петрова. М. 1988, с. 87.
27. Жизнь, анекдоты, военныя и политическия деяния.., с. 113.
28. ЖМНП. 1847, февраль, с. 90.
29. БОГОЯВЛЕНСКИЙ С. Из русско-сербских отношений при Петре I. - Вопросы истории. 1946, N 8 - 9, с. 33 - 34.
30. ЖМНП. 1847, январь, с. 73.
31. КОЧУБИНСКИЙ А. Ук. соч., с. 22; ДОСТЯН И. С. Борьба сербского народа против турецкого ига в XVI - начале XVIII в. М. 1958, с. 98.
32. ПАВЛЕНКО Н. И. Петр Великий. М. 1994, с. 340.
33. Жизнь, анекдоты, военныя и политическия деяния.., с. 114.
34. КИРИЧЕНКО Н. П. К вопросу об участии молдавского народа в Прутском походе русской армии 1711 года. В кн.: Уч. зап. Кишиневского гос. унив. Т. 8. Кишинев. 1958, с. 15 - 28.
35. ЖМНП. 1847, февраль, отд. 2, с. 98 - 99.
36. Письма и бумаги Петра Великого. Т. XI. Вып. 1, с. 317.
37. Там же, с. 578.
38. МЫШЛАЕВСКИЙ А. З. Ук. соч. Отд. I, с. 330 - 331.
39. ВИНОГРАДОВ В. Н. Трагедия на Пруте. В кн.: Славянские народы Юго-Восточной Европы и Россия в XVIII в. М. 2003, с. 78.
40. Журнал, или Поденная записка имп. Петра Великого. Ч. 1. СПб. 1770, с. 345.
41. МАСЛОВСКИЙ Д. Ф. Записки по истории военного искусства в России. 1683 - 1762 год. Вып. 1. СПб. 1891, с. 204.
42. Архив внешней политики Российской империи, ф. 68, оп. 2. д. 3, л. 3.
43. Российский государственный архив древних актов, ф. 20, оп. 1, д. 38, л. 3.


Текст статьи в формате html с разметкой страниц размещен здесь.